Мосульская операция: от «полной загадки» к «тотальной войне»

Мосульская операция: от «полной загадки» к «тотальной войне»

Похожие новости

Milli Gazete / Мехмет Сейфеттин Эрол (Mehmet Seyfettin Erol) — 17 октября 2016

В связи с операцией в отношении Мосула есть разные заявления. С одной стороны, говорят, что «операция началась»; то вдруг утверждают: «Нет, еще не началась, это только разминка, настоящая операция впереди». А на вопрос: «Хорошо, но можно ли сказать, что отчасти началась?» — отвечают: «Я не могу этого утверждать». Похоже на насмешку, но все происходит именно так.

Человек, «поднявший на смех» этот вопрос, — сотрудник министерства обороны США (Пентагона). А ответ, который дал сотрудник CENTCOM в письменном виде, непревзойден с точки зрения издевательства над его адресатом. CENTCOM, сделавший письменное заявление после вопроса AA на эту тему, употребил буквально следующие фразы: «Нам известно, что планом, который, как предполагается, относится к мосульской операции, поделились в Twitter. В интернете и социальных сетях много ложной информации. Многие люди считают, что знают, как и когда начнется освобождение Мосула. Освобождение Мосула — план иракской армии, и оно начнется в то время, которое выберет иракское правительство, чтобы окончательно победить ИГИЛ» (террористическая организация, запрещена в РФ — прим.ред.).

С другой стороны, о начале этой операции объявили все группы на территории Ирака, и прежде всего иракское центральное правительство. Тогда что значат все эти события?

В первую очередь, уже сама эта ситуация дает представление о том, что нас ждет. Весь регион и, следовательно, Турция вступают в новый период. Картина крайне расплывчатая. Какую форму примет операция, «начало» которой было столь запутанным, и чем она закончится, если вообще закончится…

Поэтому, когда мы смотрим на процесс, который происходит как кризис последних минут, мы видим, что он подразумевает следующее. Во-первых, в настоящее время на почве Мосула идет торг / переговоры. По крайней мере, на линии Анкара — Вашингтон проблему по части «средств» и «методов», похоже, не удалось преодолеть. Потому что средства и методы дают важные подсказки к тому, каким Мосул, а также Ирак, хотят видеть после операции, и Турция не может принять это в нынешних условиях.

Следовательно, США посредством багдадского правительства, которое заранее приняло «новый Ирак» в рамках проекта «Большой Ближний Восток», и тех, кто поддерживает его, «артиллерийским огнем» посылают Анкаре предупредительные сигналы. Цель — фактически загнать Турцию в угол и как можно скорее склонить ее к определенному решению / предпочтению.

В этой связи в качестве причины переноса операции на более раннее время перед нами выступает визит начальника Генштаба, генерала армии Хулуси Акара (Hulusi Akar) в США по случаю встречи «начальников генштабов стран коалиции». Этой операцией хотят оказать психологическое давление на Анкару и, в частности, на ВС Турции.

Еще один важный момент: события последних минут в контексте Мосула последовали сразу после того, как ВС Турции вместе со Свободной сирийской армией (ССА) начали операцию в городе Дабык. Мосульская операция выглядит как «ответные действия».

Как и ожидалось, ВС Турции и силы ССА отняли у ИГИЛ Дабык, занимающий достаточно важное место в треугольнике «Алеппо — Ракка — Мосул». От ИГИЛ был очищен не только Дабык, но и населенный пункт Соран в непосредственной близости от него. Таким образом, речь идет о процессе, в котором Турция занимает более выгодное положение в регионе со стратегической и психологической точек зрения и может еще более усилить его. Поэтому мосульская операция выступает перед нами как направленная против ВС Турции «упреждающая операция» США и их «союзников».

Хотя кризис выходит на передний план только как передел Мосула, то, что это не так, можно легко понять по позициям сил, участвующих в операции и неявно поддерживающих ее. Регион, и даже весь мир, видит, что через Алеппо и Мосул будет построен новый Ближний Восток и новый миропорядок. Следовательно, один из важнейших показателей того, какое место вы займете на вновь возникшей картине, таится в мосульском кризисе. Именно этот факт лежит в основе чувствительности и настойчивости Турции в отношении Мосула.

Происходящие события прежде всего показывают, что в ближневосточном кризисе, при дизайне нового Ближнего Востока США больше не смогут раскраивать границы в одиночку. США, которые спустя век после заключения соглашения Сайкса-Пико, подобно Великобритании, поняли, что они не в силах начертить карту Ближнего Востока в одиночку, ищут себе партнеров. Поэтому Мосул здесь — в некотором смысле и кнут, и пряник. (О том, что это значит, мы более конкретно поговорим в нашей следующей статье.)

Но уже сейчас можно сказать: Мосул — большая ловушка, расставленная перед исламским миром. Если угодить в нее, то может вспыхнуть огонь, который запалит этномазхабными конфликтами весь регион и превратит его жизнь сущий ад. Поэтому дело не только в территориях. США стремятся достичь своих целей в рамках проекта «Большой Ближний Восток» и разжечь в регионе тотальную войну.

Очевидно, те, кто с маленькой искры захотел начать Первую мировую войну на Балканах, сегодня на Ближнем Востоке, в Мосуле, хотят начать последнюю в истории человечества войну. Нужно быть очень осторожными.

Мосульская операция: от «полной загадки» к «тотальной войне» обновлено: Октябрь 18, 2016 автором: Иван Сапожников